БЛОГ ОРТОМЕД: Нужен ли нам закон, лишающий семью суверенитета?

Так поставили вопрос участники общественных слушаний в Общественной палате РФ.

«Неделю назад мы отмечали День защиты детей, и в этом контексте говорили о таком явлении, как насилие в семье, которое, несмотря на все профилактические меры и на все существующие законы, и на все усилия общества, присутствует в нашей жизни», — предваряя дискуссию, сказал член ОП РФ Павел Сычев.

В слушаниях «Законопроект о предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия: мнение общественности» приняли участие эксперты, юристы, психологи, педагоги представители множества общественных организаций, таких, как Ассоциация родительских комитетов и сообществ, Общероссийская общественная организация «Всероссийское родительское собрание».

Модератор слушаний, председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата, член Общественной палаты РФ протоиерей Всеволод Чаплин сформулировал основную задачу слушаний — аргументированно и взвешенно ответить на вопрос — нужен ли обсуждаемый закон семьям России.

«В нашей стране все больше оформляются две тенденции формирования норм общественной жизни — одна из них предполагает максимальную независимость России в ее развитии, сохранение традиционных ценностей, сохранение традиционной семьи, решительный отход от той нравственной распущенности, которая возникла в постсоветское время. Другая тенденция — попытка идти за теми убийственными для России процессами, которые навязываются международными структурами», — отметил отец Всеволод.

По его словам, в обсуждаемом законопроекте предусматривается целый ряд инструментов, пригодных лишь для разрушения семьи.

«С одной стороны, очевидно, что есть семьи, в которых страдают женщины, дети, да и мужчины страдают, и в этом случае и общество и государство, должны предпринимать соответствующие меры, и все необходимые для этого законы существуют. С другой стороны, — нужен ли нам закон, который вводит такие расплывчатые понятия как „экономическое насилие“, „психологическое насилие“, который по каждой жалобе и каждому поводу предполагает судебное вмешательство, „защитные предписания“, временное или постоянное выселение обвиненного человека из жилища», — спросил Всеволод Чаплин.

Более подробно о содержательной части законопроекта рассказала Ольга Леткова, член Центрального Совета Ассоциации родительских комитетов и сообществ (АРКС), директор Общественного центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности, председатель Совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка.

«За счет широты понятий, за счет их расплывчатости в этом законопроекте, под экономическим насилием может пониматься лишение любых сумм, любых материальных благ, которые якобы причитаются, кому-либо из членов семьи. В результате любые действия родителей практически можно объявить противозаконными, квалифицировав их как насилие. По заявлению о насилии любого типа могут приниматься меры. Какие это меры? Это, например, изъятие ребенка из семьи и помещение его в приют. Это та самая ювенальная юстиция, против которой у нас общественность выступает много лет. Если до этого у нас были какие-то ювенальные технологии, которые применяют те или иные органы и структуры, то сегодня мы говорим — это суд, который будет рассматривать семейные дела, отношения в семье, который будет выносить решения, как людям строить свои отношения и отношения со своими детьми», — пояснила Ольга Леткова.

Председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Дмитрий Смирнов обратил внимание присутствующих на то, что законопроект о предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия разработан структурами ООН и довольно широко внедрен странами Северной Европы, и негативные последствия уже очевидны.

Эксперты также заявили о «пустотелости» законопроекта, например, предусмотрены некие надзорные структуры, которые должны контролировать жизнь семей, также многие положения поощряют доносительство, как частное, так и со стороны некоммерческих правозащитных организаций. Настороженность у экспертов так же вызвал тот факт, что в законе существуют лишь два субъекта воздействия — потерпевший и семейно-бытовой нарушитель.

Резолюция по итогам общественных слушаний будет подготовлена и разослана в профильные госструктуры в ближайшее время.

Пресс-служба Общественной палаты РФ

Источник: https://oprf.ru

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос нужен, чтобы убедиться, что вы не робот.
Image CAPTCHA
Все буквы строчные, цифр нет.