Православный медицинский сервер

Сны ребенка

Aрхимандрит Рафаил (Карелин)

Я еще не рожден, но в сновидениях я уже вижу будущую жизнь. Я вижу себя ребенком, играющим на лугу, где много цветов; над ними бесшумно порхают бабочки, похожие на крылатые цветы необычайной окраски. Ярко светит солнце. Рядом со мной моя мать. по небу плывут белые облака - как будто корабли, подняв паруса. Я выбираю самые красивые цветы, срываю их и приношу матери, а она складывает их в букет. И вдруг в небе появляется темная грозовая туча. Она растет на глазах и становится похожей на черное тело дракона. Она покрыла солнце, как будто проглотила его своей пастью. Раздаются раскаты грома. Я в страхе бегу к матери, она берет меян на свои руки и говорит: "Не бойся", и я сразу же успокаиваюсь, - с матерью мне ничего не страшно. Она уносит меян в наш дом. Где-то гремит гром, от которого, кажется, содрогается земля, но рядом со мной моя мать, и я засыпаю на ее руках. Я вижу второй сон. мать и отец о чем-то тихо беседуют друг с другом. Я слышу каждое их слово. мой отец говорит: "Как я благодарен тебе, что ты оставила живым нашего ребенка - наше счастье, без него я не прдставляю нашу жизнь - она была бы серой и пустой".

Я вижу другой сон. Я болен. мое тело как будто горит в огне. Рядом со мной у кровати сидит моя мать. Сколько бессонных ночей провела она около моего изголовья, я не знаю. Она тихо говорит: "Пусть его боль перейдет ко мне, пусть этой болезнью заболею я вместо него". мне кажется, что какая-то сила идет идет от моей матери и не дает мне умереть. она видит, что я открыл глаза, тихонько вытирает свои слезы и улыбается мне.

Я вижу другой сон. Я спрашиаю мать, почему так долго нет отца. он, наверное,куда-то далеко уехал. Ее лицо печально, она говорит: "Твой отец умер". Я говорю: "Что значит умер, где он?". мать отвечает: "Его положили в гроб и зарыли в могилу". Я говорю: "Наверно, отцу будет скучно без нас, ему в земле холодно, давай пойдем и выроем его из могилы". мать отвечает: "Там лежит его тело, а душа его у Господа; мы будем приходить к его могиле и молиться о нем". Я спрашиваю: "А ак мы будем жить без папы?" Она отвечает: "Не думай об этом, сынок. Я не покину тебя, а Бог не покинет нас. Если мы будем бедны, то будем жить в каком-нибудь убогом жилище. Если ты будешь голоден, то я буду просить милостыню, чтобы накормить тебя. Если тебе будет холодно, тоя согрею тебя своим дыханием. Если тебе не во что будет обуться и будут мерзнуть твои ножки, то я буду носить тебя на своих руках". Я ответил: "Мама, с тобой мне будет везде хорошо, я буду слушаться тебя и радовать тебя, а когда мы умрем, то встретися с папой и будем все вместе".

Я вижу другой сон. Я играю на краю глубокой ямы, похожей на колодец. И вдруг проваливаюсь в нее. Мне не за что ухватиться руками, не на что опереться ногой. Вокруг никого нет. Я вижу, как подо мной во мраке блестит вода. После моего рождения, когда я научусь говорить, я расскажу матери эти сны.

Мать, почему мое сердце сжимается от тревоги, куда ты несешь меня? Я вижу комнату, полную черных демонов. Я хочу бежать, но я пойман, как зверь в сети: чудовище, в образе человека, хочет убить меня. У меня отсекают руку. мать, тебе, наверное, никогда не отсекали руки, и ты не знаешь, как это больно, иначе ты не дала бы этому человеку так мучить меня. Мать, тебя никогда не били молотом по голове, а железные лапы схватили мою головку и сжимают ее. Это невыразимо больно, я слышу хруст своих костей. Где ты, та мама, которая снилась мне?

Архимандрит Рафаил (Карелин)