БЛОГ ОРТОМЕД: Эвтаназия и «самоубийство при врачебном содействии»

Автор данного материала – известный в США и далеко за их пределами специалист в области биоэтики и прав человека, юрист, консервативный публицист, автор ряда книг и блоггер Уэсли Дж. Смит. В настоящее время он консультант Совета по правам пациентов (США), а также старший сотрудник «Центра человеческого совершенства» (Center on Human Exceptionalism) при некоммерческой исследовательской организации «Discovery Institute» в Сиэтле. Признан одним из ведущих мыслителей и экспертов в области проблем биоинженерии. Многолетний борец с эвтаназией в стране. Его самая знаменитая книга – «Культура смерти: нападение на медицинскую этику в Америке» («Culture of Death: The Assault on Medical Ethics in America»). Является последовательным противником эвтаназии, абортов, суррогатного материнства, клонирования, так называемой «наукократии», радикальной идеологии защиты окружающей среды и доминирующих сегодня взглядов на медицинскую этику. В 2007 году У. Смит принял Православие и стал прихожанином Православной Церкви в Америке. Часто выступает по американскому радио и телевидению.

Многие думают, что эвтаназия и «самоубийство при врачебном содействии» применимы исключительно к неизлечимо больным людям, страдания которых может остановить только смерть. Однако само утверждение, что «больше ничего нельзя сделать», уже неверно: за последние несколько десятилетий паллиативная помощь совершила огромный скачок вперед. Между тем эвтаназия на практике применяется не только по отношению к умирающим больным. Да, с этого обычно всё начинается. Но как только то или иное общество принимает идею эвтаназии, то есть убийства как допустимого ответа на страдание человека, то уже ничего не может ограничить «врачебную помощь» в умирании тех, кто и так приблизились к концу своей жизни. К тому же в жизни может быть множество обстоятельств, причиняющих человеку гораздо большие страдания, чем неизлечимая болезнь, и в течение более длительного срока. Если умирающий больной может уйти из жизни при помощи эвтаназии, то естественным образом встает вопрос: а почему не может это сделать человек, испытывающий иные тяжкие и продолжительные мучения, чем телесный недуг? Со временем, если общество восприняло идею эвтаназии, ответ будет положительным.


Но защитники легализации эвтаназии и «самоубийства при врачебном содействии» не придают особого значения таким утверждениям, считая их «скользкими» аргументами и банальным алармизмом. Сторонники эвтаназии обещают, что жесткие нормативы способны предотвратить злоупотребления – как будто сам этот акт уже не является злоупотреблением! Ниже мы покажем, что «скользкий путь» эвтаназии – это не опасения за будущее, а реальные и многочисленные факты из настоящего. Достаточно посмотреть на опыт Нидерландов, чтобы увидеть это в действии.

Доктор ШабоВ Нидерландах легализация эвтаназии началась с 1973 года, после одного судебного прецедента, когда уголовная ответственность за «врачебную помощь в уходе из жизни» была фактически отменена при строгом соблюдении определенных условий. В 2002 году эвтаназия в стране была легализована. С тех пор голландские врачи прошли длинный путь: от убийства умирающих больных по их требованию до лишения жизни хронически больных по их просьбе, лишения жизни инвалидов, «уставших от жизни» стариков, психически больных и страдающих от депрессии людей. Громкое судебное дело, открывшее дорогу голландским врачам для умерщвления психически больных пациентов, было связано с именем психиатра Шабо, который помог совершить самоубийство Хилли Боссер – женщине средних лет, потерявшей двух детей (одного из-за суицида, а другого – из-за болезни) и ничего не желавшей, кроме как «быть похороненной между ними». Приняв Хилли как пациентку, доктор Шабо даже не пытался ее лечить. После четырех приемов в течение пяти недель он вместо лечения просто помог ей свести счеты с жизнью. Верховный суд Нидерландов оправдал действия психиатра тем, что страдание есть страдание – будь то физическое или душевное, так что убийство Хилли – «допустимая медицинская практика».


В последние годы голландские профессиональные журналы стали призывать психиатров страны более активно применять эвтаназию. Так, статья, опубликованная в выходящем на голландском языке «Нидерландском журнале психиатрии» в 2011 году, открыто рекомендует «содействие в самоубийстве» в качестве лечения психических заболеваний. «Смерть при врачебном содействии сегодня приемлема для психически больных пациентов, так как таким образом получают избавление и пациенты, и сама психиатрия». Эвтаназия и «смерть при врачебном содействии» названы «избавлением» в профессиональном журнале психиатрии! По всей очевидности, психиатры прислушались к призыву активнее участвовать в убийстве пациентов посредством эвтаназии. В 2012 году 14 пациентов с тяжелыми психическими заболеваниями получили «легкую смерть» от рук своих врачей-психиатров в Голландии. В 2013 году число таких больных увеличилось втрое и достигло 42 человек.

Нидерландские врачи совершают и детоубийства, умерщвляя смертельно больных новорожденных младенцев и новорожденных с патологией. Согласно исследованию, опубликованному английским еженедельным журналом для медицинских работников под названием «Ланцет», на сегодняшний день около 8% от общего числа умирающих новорожденных детей убиваются врачами. Был даже опубликован бюрократический протокол с указаниями, как выбирать младенцев для совершения эвтаназии. Если кому-то будет интересно, поищите в интернете «Гронингенский протокол» (в сентябре 2004 года руководитель отдела педиатрии университетского медицинского центра голландского города Гронинген Эдуард Верхаген опубликовал текст с руководством по «умерщвлению из милосердия» тяжелобольных новорожденных и списком показаний для совершения эвтаназии без опасения судебного преследования. – Д.Л.). Чтобы продемонстрировать, насколько «признанным» стало такое убийство новорожденных, приведу один пример: известный журнал для медиков «Новоанглийский журнал медицины» опубликовал «Гронингенский протокол» без малейшей критики!

Если Нидерланды «скатились со скользкого склона», то Бельгия «прыгнула с утеса вниз головой». Эта страна узаконила эвтаназию в 2002 году. Первым случаем после ее легализации было убийство пациента с рассеянным склерозом, что являлось нарушением закона. Но оказалось, ничего страшного: законы, скорее, служат гарантиями, а не ограничивают «медицинские убийства». С 2002 года Бельгия прошла огромный путь легализации и совершения всё более и более радикальных видов эвтаназии. Не это ли логические последствия принятия идеи, что убийство является допустимым ответом на страдания человека?


Вот только несколько примеров. По меньшей мере три пары пожилых супругов, не желавших жить в одиночестве после смерти одного из них, получили вместе «легкую смерть» путем эвтаназии. Они боялись вдовства и поэтому выбрали смерть. Первая пара ушла в мир иной в 2011 году. Оба супруга не были тяжело больны, и «процедура» была совершена при их осознанном согласии. Еще одна из упомянутых нами пар была вполне здоровой, но престарелые люди просто «боялись будущего». Причем эвтаназию совершил врач по рекомендации их собственного сына, который в интервью британской газете «Дейли Мейл» заявил, что смерть его родителей была «самым лучшим решением», поскольку заботиться о них было бы «невозможно».

Уэсли Дж. Смит. Культура смерти: нападение на медицинскую этику в АмерикеПрактически каждое общество воспринимает как трагедию, когда пожилые женатые пары идут на эвтаназию. Но в Бельгии, похоже, это считается законным решением проблем, связанных с уходом за немощными стариками. В любом нравственно здоровом обществе «врачи смерти» сразу бы лишились своей лицензии/сертификата и были бы судимы за человекоубийство, но, очевидно, Бельгия уже не попадает в эту категорию.


Анна Дж., страдавшая суицидальными наклонностями и анорексией, публично обвинила психиатра в том, что он принуждал ее стать своей сексуальной рабыней. Врач признал свою вину, но не понес наказания, и тогда Анна обратилась к другому психиатру за эвтаназией. Она ушла из жизни в возрасте 44 лет.

Натан Верхельст, перенесший операцию по смене пола, став мужчиной, был крайне разочарован результатом операции и от отчаяния решил прибегнуть к эвтаназии. Психиатры Бельгии, как и Нидерландов, используют эвтаназию и для «лечения» пациентов с суицидальными наклонностями, вызванными психическими заболеваниями. Совсем недавно они официально одобрили просьбу об эвтаназии физически здоровой 24-летней Лауры, страдающей хронической депрессией и тягой к суициду.

В 2014 году Бельгия узаконила детскую эвтаназию с момента рождения. Бельгийские врачи тем временем преуспевают в изъятии органов у психически больных пациентов и пациентов с некоторыми инвалидностями, которым делается эвтаназия. У большинства этих больных были нервно-мышечные заболевания или психические отклонения, но зато «хорошего качества органы». По иронии, один из пациентов страдал психическим заболеванием, при котором хронически наносил себе увечья. Смерть, изъятие и дальнейшая трансплантация органов умерших пациентов – и обо всем этом одобрительно пишет международный медицинский журнал! Не могу представить себе ничего более опасного, чем говорить инвалиду, психически нездоровому, отчаявшемуся человеку, что от его смерти будет больше пользы, чем от его жизни. Вот что бывает, когда общество принимает такую ядовитую идею.

В Швейцарии клиники «узаконенного самоубийства» тоже с готовностью обслуживают пациентов с психическими расстройствами, депрессиями и инвалидов. Зафиксированы случаи «парных эвтаназий» пожилых супругов, боявшихся овдоветь и остаться одинокими. В прошлом году уже немолодая итальянка приехала в Швейцарию, чтобы ей сделали эвтаназию, потому что она «впала в депрессию, так как стала некрасивой». Причем родственники узнали об этом, только когда клиника прислала им по почте прах женщины.

В следующем, 2016 году, «благодаря» своему Верховному суду Канада, скорее всего, пополнит печальный список государств, в которых разрешено применять эвтаназию по отношению к психически больным, умирающим и инвалидам. Согласно недавнему решению канадского суда, любой пациент, которому поставлен диагноз неизлечимого заболевания (причем сюда относятся и те случаи «неизлечимости», когда сам больной отказывается от лечения), имеет право на эвтаназию. Суд с гордостью счел, что психологическая боль является оправданием эвтаназии.

«Доктор смерть» Кеворкян с изобретенной им машиной для самоубийстваКогда я рассказываю все эти истории, привожу различные примеры, мне часто говорят: «Ну, в Америке это точно никогда не случится». Но это уже случилось! Некоторые из пациентов, а точнее – жертв Джека Кеворкяна (известного американского врача (1928–2011) и популяризатора эвтаназии, прозванного «доктор Смерть». – Д.Л.) страдали не от телесных недугов, а от психических расстройств. Одна из его пациенток – Марджори Уонц – была госпитализирована в психиатрическое отделение: она злоупотребляла снотворным препаратом «Хальцион», вызывающим суицидальные желания, и жаловалась на боли в области таза. Вскрытие показало, что у нее не было физических заболеваний. Хорошо известен случай 1996 года, когда 39-летняя Ребекка Беджер обратилась к доктору Кеворкяну, чтобы он помог ей свести счеты с жизнью, поскольку верила, что у нее рассеянный склероз. И тут вскрытие показало, что Беджер была физически абсолютно здорова. Позднее оказалось, что женщина лечилась от алкоголизма, страдала от депрессии и злоупотребляла болеутоляющими средствами. И эти два случая – не единственные.


Несмотря на смерть этих и других людей по его вине, авторитет Кеворкяна был и остается очень высоким, а в 2010 году вышел хвалебный фильм о его жизни, главную роль в котором сыграл знаменитый актер Аль Пачино.

Какие можно сделать выводы по поводу эвтаназии на основании приведенных мной фактов?

  • Во-первых, как только эвтаназия и «самоубийство при врачебном содействии» становятся легальными, они не остаются надолго лишь ограниченной инициативой. Это не паникерство, не алармистское предположение, а вывод, сделанный на основании знания о том, что произошло за это время в Нидерландах, Бельгии и Швейцарии. Несомненно, что стоит эвтаназии получить широкую поддержку – со стороны общественности, медицинского сообщества, – то, казалось бы, строгие нормативы, направленные на предотвращение злоупотреблений, становятся малозначительными препятствиями, которые можно легко обойти или проигнорировать.
  • Во-вторых, легализация эвтаназии изменяет общество. Не только расширяется категория людей, «имеющих право» на эвтаназию, но и остальная часть общества перестает считать такую смерть чем-то значащим. Эта потеря чувствительности, если можно так выразиться, в свою очередь влияет на восприятие людьми морального достоинства тяжелобольных, инвалидов и стариков и, возможно, даже самих себя.
  • В-третьих, эвтаназия полностью извращает медицинскую этику и подрывает роль врачей, которые из упорных борцов за нашу жизнь превращаются в «поставщиков смерти».
  • В-четвертых, если человеку не посчастливилось оказаться в «касте приговоренных к умерщвлению» (то есть он попадает в категорию людей, к которым применяется эвтаназия), то его человеческое достоинство очень легко умалить до биологического материала, который можно использовать «на благо общества».


На фоне всего этого мне вспоминаются слова канадского журналиста Эндрю Койна. В связи со значительной общественной поддержкой канадского фермера Роберта Латимера, который в 1993 году посадил свою 13-летнюю дочь Трейси, страдавшую церебральным параличом, в кабину пикапа, подвел к кабине выхлопную трубу и таким образом умертвил дочку «из сострадания», Э. Койн написал: «Общество, которое ни во что не верит, не может предложить ни один аргумент даже против смерти. Социум, утративший веру в жизнь, не способен понять, зачем она (жизнь) должна продолжаться». Это суровые слова, но не будем впадать в отчаяние. У нас есть противоядие против культуры смерти – и оно называется любовь.

Все мы стареем, заболеваем, слабеем, становимся нетрудоспособными. Жизнь может оказаться очень тяжелой. Эвтаназия поднимает фундаментальный вопрос: сохранит ли наша цивилизация моральную способность оказывать заботу и давать любовь тем, кто переживает тяжелый период в жизни, или мы откажемся от них и обречем на смертельную инъекцию и ядовитую пилюлю? Этот вопрос очень важен, и от ответа на него, как мне верится, зависит наше нравственное будущее.

Уэсли Смит
Перевел с английского Дмитрий Лапа

Ancient Faith Radio

 

Тематика: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос нужен, чтобы убедиться, что вы не робот.
Image CAPTCHA
Все буквы строчные, цифр нет.