Духовный смысл горящей лампады


   В древних храмах был полумрак даже в самый яркий день. Полумрак — это не тьма, не полное отсутствие света, а символ земной человеческой жизни, погруженной в сумрак греха и неведения, в котором, однако, светит свет Веры, свет Божий: «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1:5).
   Сумрак в храме является образом того мысленного духовного сумрака, которым окружены тайны Божии. Светом в истинном смысле для церковного сознания является только Божественный свет, свет Христов, свет будущей жизни в Царстве Божием.
   Как мы уже говорили выше, символами этого истинного света с древнейших времен служат горящие перед святынями лампады и свечи. Церковные светильники всегда имели духовно-символическое значение, закрепленное уставом Церкви. Они возжигаются и ночью, и днем во время дневных служб, когда света из окон достаточно для общего освещения. В уставных случаях церковные светильники во время вечерних и ночных богослужений могут возжигаться в очень небольшом количестве. А при чтении Шестопсалмия на всенощном бдении положено гасить все свечи, кроме свечей в середине храма для чтеца, пред иконами Христа, Богоматери и храмовой иконой в иконостасе. Зато при праздничных и воскресных богослужениях по чину возжигаются все светильники, в том числе и верхние — паникандило и поликандила, создавая образ того полного света Божия, который воссияет верным в Царствии Небесном.
   В пояснениях к Уставу Богослужения Православной Церкви есть специальная глава "О светильниках и об освещении", где подробно рассказано о символике и назначении каждого из светильников (подсвечников, кадил, лампад).
   Образ и форма светильников в значительной степени определяются его предназначением и местоположением. Одиночный огонь лампады может означать одного из святых Церкви. Напольные светильники первообразом своим имеют Божество, являющееся людям, согласно Ветхому Завету, в виде огненных сущностей: столпа, водившего народ Израиля по Египту, неопалимой купины, представшей Моисею. Любой светильник со свечами, на каждой лампаде разнообразно постановленными, может служить образом неопалимой купины. Особый статус имеет церковное паникадило - самый большой из всех храмовых светильников.
   “Настольная книга священнослужителя” трактует паникадило, ниспускающееся сверху в центральную часть храма, иполикандила, находящиеся в боковых приделах, как символы “собрания, созвездия людей, освященных благодатью Духа Святого, просвещенных oгнем веры, горящих огнем любви к Богу...”Литургист XV в. блаженный Симеон, архиепископ Солунский,уподобляет свечи в хоросе звездам, а круг, где поставлены свечи, называет твердию. Церковное паникадило несет в себе характеристики трех высших ангельских чинов: Серафимов как существ “пламенеющих, или горящих”; Херувимов, имеющих свойство “обилия познания, или излияния мудрости”; и Престолов, способных “постоянно возвышаться над всем дольним, премирно стремиться в горние”. Поэтому эти светильники и спускаются сверху в ту часть храма, где стоит собрание земной Церкви, призванной духовно стремиться ввысь, к своим небесным собратьям.
    Важнейшее место в храме - за престолом в алтаре - занимает семисвечник. Древнейший его прототип, о котором упоминалось выше, описан в Ветхом Завете, при устройстве Скинии Моисея. В Апокалипсисе семь звезд означают семь Ангелов семи церквей, а семь светильников - семь церквей, семь духов Божиих (Откр. 1:20, 4:5). Семь светильников горят перед престолом Вседержителя. Так объясняется число светильников в семисвечнике. Для семисвечника также характерна форма стилизованного дерева. Расположенный за престолом в алтаре, то есть в самом центре церкви, в сердце ее микрокосмоса, этот светильник символизирует мировое древо жизни, которое росло в центре ветхозаветного Рая.
    Другой тип церковных светильников – лампады, которые, подобно звездам в небе, во множестве сияют в церковной полутьме. Неслучайно перед иконами ставятся сразу два источника света: подсвечник с восковыми свечами и лампада с горящим елеем. Блаженный Симеон Солунский, объясняя символическое значение воска, говорит, что чистый воск означает чистоту и нескверность людей, его приносящих. Он приносится в знак нашего раскаяния в упорстве и готовности впредь к послушанию Богу подобно мягкости и податливости воска. Выработанный пчелами после собрания нектара с множества цветов и деревьев воск символически означает приношение Богу, как бы от лица всего творения. А горящая восковая свеча - превращение воска в огонь - означает обожение, превращение земного человека в новую тварь под воздействием огня и теплоты Божественной любви и благодати.
lampada.jpg   Елей, как и воск, означает чистоту и искренность человека в его поклонении Богу. Поэтому елей возжигают перед святыми иконами – в храмах и в домах верующих. Но он имеет и другое значение: свидетельствуя чистоту человеческих отношений к Богу, елей является знамением милости Божией к людям — он смягчает раны, оказывает целебное действие, одобряет пищу. Так, перед иконой происходит символическая встреча, диалог Небесного Отца и его паствы.
   На иконостасе и почти перед каждым киотом в храме висят одна или несколько лампад, стоят подсвечники с горящими свечами. По словам святого прав. Иоанна Кронштадтского, «светильники, горящие пред иконами, означают, что Господь есть свет неприступный и огнь поядающий для грешников нераскаянных, а для праведников огнь чистительный и животворный; что Божия Матерь есть Матерь света и Сама чистейший свет, немерцающий, сияющий всей вселенной, что она есть купина горящая и неопалимая, приявшая неопально в Себя огнь Божества — престол огненный Вседержителя… что святые суть светильники, горящие и светящие всему миру своею верою и добродетелями». То же говорил в VII веке по Р.Х. Софроний, патриарх Иерусалимский: «Лампады и свечи суть образ вечного Света, а также означают свет, которым сияют праведники».
   Святой прав. Иоанн Кронштадтский продолжает: «Огонь горящих… свечей и лампад… служат для нас образом огня духовного — Духа Святаго, сшедшего в огненных языках на апостолов, попаляющего греховные наши скверны, просвещающего умы и сердца наши, воспламеняющего души наши пламенем любви к Богу и друг к другу. Огонь пред святыми иконами напоминает нам о пламенной любви святых к Богу, из-за которой они возненавидели мир и все его прелести, всякую неправду; напоминает нам и о том, что мы должны служить Богу, молиться Богу пламенным духом, чего у нас большею частью и нет, ибо имеем охладевшие сердца. Так, в храме все поучительно, и нет ничего праздного, ненужного».
   Святой Григорий Богослов в «Слове на святое крещение» придает таинственное значение благочестивому обычаю возжигания лампад: «Светильники, которые возжешь, таинственно образуют тамошнее световодство, с которым мы, чистые и девственные души, изыдем в сретение жениху, имея ясные светильники веры».
   Как обобщение многогранности духовного значения горящей лампады звучат слова из «Миссионерских поучений» Святителя Николая Сербского: "Зачем перед иконой зажигается лампадка? Во-первых, потому, что вера наша есть свет. Сказал Христос: Я свет миру (Ин. 8, 12.). Свет лампадки напоминает нам о том свете, которым Спаситель освещает наши души. Во-вторых, для того, чтобы напомнить нам о светлом нраве святого, перед иконой которого мы возжигаем лампадку. Ибо святые названы сынами света (Ин. 12, 36.) В-третьих, для того, чтобы служить нам укором за наши темные дела, злые помыслы и желания, и для того, чтобы позвать нас на путь евангельского света, чтобы мы с большей ревностью заботились об исполнении заповеди Спасителя: Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела (Мф. 5, 16.). В-четвертых, чтобы стала она нашей малой жертвой Господу, Который всего Себя принес в жертву за нас, малым знаком великой благодарности и светлой нашей любви к Тому, у Кого в наших молитвах мы просим жизни, здоровья и спасения — всего того, что может дать одна только безграничная Небесная Любовь. В-пятых, чтобы устрашить силы зла, которые нападают на нас иногда и во время молитвы, отводя наши мысли от Творца. Ибо силы зла любят тьму и трепещут света, особенно того, который служит Богу и угодникам Его. В-шестых, чтобы побуждать нас к жертвенности. Подобно тому, как горят в лампадке елей и фитиль, покорные нашей воле, так же пусть горят пламенем любви и наши души, во всех страданиях покорные воле Божией. В-седьмых, чтобы напоминать нам о том, что как лампадка не может зажечься без нашей руки, так и сердце наше, эта наша внутренняя лампадка, не сможет загореться без святого огня Божественной благодати, даже если будет исполнено оно всякой добродетели. Ибо добродетели наши — горючее, которое воспламеняет Своим огнем Господь» (Миссионерские поучения, письмо 18).
Лампадное масло от производителя   С древних времен известно немало чудес, в которых с помощью горящих лампад и елея проверялась твердость веры в Господа Бога и знаменовалась милость Божия к верующим. Так, в конце II века в Иерусалимской Церкви Бог сотворил чудо: когда на Пасху в храме не оказалось елея для лампад, то епископ Наркис велел налить в лампады колодезную воду — и они горели всю Пасху, как будто были заправлены самым лучшим маслом.
   И на нашей освященной крещением земле было явлено немало чудес, раскрывающих смысл этой церковной традиции. В обители преподобного Феодосия Киево-Печерского однажды произошел следующий случай. Приближался праздник Успения Пресвятой Богородицы, а в храме не было деревянного масла, чтобы возжечь в этот день лампады; и церковный строитель задумал выжать масла из полевых семян и наполнить лампады им, взамен деревянного. Спросив о том преп. Феодосия и получив его благословение, строитель поступил, как задумал. Когда же он собрался налить приготовленное масло в лампады, то увидал в сосуде с маслом мертвую мышь. Тогда он поспешил к преподобному и рассказал ему о случившемся, заверяя, что он со всякою осторожностью накрыл сосуд с елеем и не разумеет, каким образом туда влезла мышь. Преподобный же, поняв, что это случилось по Божьему смотрению, осудил свое неверие и сказал ему: «Нужно нам, брат, иметь надежду на Бога и уповать, что Он силен подать нам нужное; а не делать по неверию то, чего не следовало. Иди, вылей масло то на землю, и, молясь Богу, потерпим немного, и Он подаст нам сегодня масло в изобилии». Когда преподобный отдал строителю это приказание и помолился — был уже вечерний час. В это время один богач привез в дар монастырю большую бочку, наполненную деревянным маслом. Видя это, преподобный прославил Бога, что Он так скоро услышал молитву его. Маслом наполнили все лампады, и еще большая часть его осталась. И на другой день светло отпраздновали праздник Пресвятой Богородицы.
Преподобный старец Серафим Саровский в своей молитве за усопших и живых придавал особое значение жертвенному смыслу горевших в его келии лампад и свечей. В ноябре 1831 года сам отец Серафим в беседе с Н.А. Мотовиловым объяснил это.
  — Я, — рассказывал Николай Александрович, — видев у батюшки отца Серафима много лампад, в особенности многие кучи восковых свечей… подумал про себя: «Для чего это батюшка отец Серафим возжигает такое множество свечей и лампад, производя в келии своей нестерпимый жар от теплоты огненной? А он, как бы заставляя мои помыслы умолкнуть, сказал мне:
  — Вы хотите знать, ваше боголюбие, для чего я зажигаю так много лампад и свечей перед святыми иконами Божиими? Это вот для чего. Я имею, как и вам известно, многих особ, усердствующих ко мне и благотворящих мельничным сиротам моим (дивеевским сестрам — прим. ред.). Они приносят мне елей и свечи и просят помолиться за них. Вот когда я читаю правило свое, то и поминаю их сначала единожды. А так как, по множеству имен, я не смогу повторять их на каждом месте правила, где следует, тогда и времени мне недостало бы на совершение моего правила, то я и ставлю все эти свечи за них в жертву Богу, за каждого по одной свече, за иных — за несколько человек одну большую свечу, за иных же постоянно теплю лампады; и где следует на правиле поминать их, говорю: «Господи, помяни всех тех людей, рабов Твоих, за их же души возжег Тебе аз, убогий, сии свещи и кандила» (то есть лампады — прим. ред.). А что это не моя, убогого Серафима, человеческая выдумка, или так, простое мое усердие, ни на чем не основанное, то и приведу вам в подкрепление слова Божественного Писания. В Библии говорится, что Моисей слышал глас Господа, глаголавшего к нему: «Моисее, Моисее! Рцы брату твоему Аарону, да возжигает предо Мною кандила во дни и в нощи: сия бо угодна есть предо Мною и жертва благоприятна Ми есть». Так вот, ваше боголюбие, почему Святая Церковь Божия прияла в обычай возжигать кандилы, или лампады, пред святыми иконами Господа, Божией Матери, святых Ангелов и святых человеков, Богу благоугодивших.
   Мы зажигаем лампады перед святыми образами, как видимое выражение огня нашей любви к Господу и к ближнему, от всего нашего чистого сердца. Если же приносишь жертву, а любви к Богу и ближнему в сердце не имеешь, то напрасна и жертва твоя Богу: «Если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Мф. 5:23–24). Нельзя истинно любить Господа, не любя своих близких.
* * *
К сожалению, ныне многие не знают духовного смысла лампады и горящего в ней елея и не придают им большого значения; а потому не гнушаются использовать для лампад дешевое некачественное масло, изготовленное из различных смесей, сдобренное парфюмерными добавками, скрывающих неприятный запах этих суррогатов. Сегодня такое масло часто именуется «деревянным», хотя не имеет к оливковому маслу никакого отношения. Первоначальный истинный смысл «деревянного масла» почти утрачен, и название это из-за привлекательности стали использовать для дешевых масел. Причина такой подмены — оскудение веры и благочестия и, как следствие, формальное отношение к церковному богослужению. Такое отношение Господь назвал закваской фарисейской (Мк. 8:15). Лампада для многих — лишь внешний атрибут храма или домашних икон, элемент украшения — и только.
Молитва на разжигание лампады   Основным аргументом использования плохого масла является его дешевизна. Но не надо забывать, что«елей и воск как самые чистые из веществ, употребляемых для горения, означают чистоту и искренностьприношения, делаемого к прославлению святаго Имени Божьего (Исх. 27:20). Елей же (масло), в частности, означает усердие людей, подобное усердию мудрых дев, которые взяли елей со светильниками своими для встречи Жениха (Мф. 25:3,4), т. е. означает желание христиан быть угодными Богу делами своими, жизнию, а не верою только (ср. Пс. 44:8)» (Пособие к изучению Устава Богослужения Православной Церкви К. Никольского, Спб., 1874).
   В чем тогда выражается усердие людей, зажигающих в лампаде дешевое, но не чистое масло? Можно ли их приношение назвать искренним и чистым? Неужели для встречи Господа Иисуса мы возьмем из соображения экономии светильники с плохим маслом, оправдываясь тем, что нам не на что было купить хорошего?
   В Ветхом Завете устами пророка Малахии Господь так укорял священников за принесение к святому жертвеннику недостойной жертвы: «Вы приносите на жертвенник Мой нечистый хлеб, а говорите: «чем мы бесславим Тебя?» — Тем, что говорите: «трапеза Господня не стоит уважения». И когда приносите в жертву слепое, не худо ли это? или когда приносите хромое и больное, не худо ли это? Поднеси это твоему князю; будет ли он доволен тобою и благосклонно ли примет тебя? говорит Господь Саваоф. Итак, молитесь Богу, чтобы помиловал нас; а когда такое исходит из рук ваших, то может ли Он милостиво принимать вас? говорит Господь Саваоф» (Мал. 1:7–9).
   Не является ли нечистое масло подобием жертвенного животного слепого и хромого? И если мы выбираем подарок любимому человеку, то неужели мы будем руководствоваться лишь соображением дешевизны, а не качества?
   Преосвященный Никанор, епископ Херсонский и Одесский, так говорил в своем поучении: «Давно ли мелкокорыстное лукавство стало благоприятной жертвой Богу? Давно ли потеряло смысл русское присловье «На Тебе, Боже, что мне негоже», которым схвачена и метко очерчена эта непривлекательная черта наших доморощенных фарисеев. Ведь еще в Ветхом Завете заповедано, что не пригоже приносить в жертву Богу то, что нам самим негоже (Лев. 22:21–22). А ты, православное чадо Нового Завета, христианская душа, а не жидовин, приносишь к жертвеннику Господню не вола, не овцу, не козла, а только грошовую свечку, да и тут норовишь, чтобы она была даже не грошовой, а копеечной. Кого же ты обманываешь, подобно Анании и Сапфире? Сущее твое не с тобой ли было?».
   Одно внешнее исполнение данной заповеди не может спасти человека. Чистой должна быть не только сама наша жертва, но дела и помыслы наши: «К чему Мне множество жертв ваших? говорит Господь… когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови. Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову. Тогда придите — и рассудим, говорит Господь. Если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю; если будут красны, как пурпур, — как волну убелю» (Ис. 1:11, 15–18).
   Господь ждет от Своих учеников, от нас, православных христиан, не подарка в виде лучшего и драгоценного масла, но все сердце наше, весь ум, всю душу нашу, все силы наши и в Духе Святом возлюбить ближнего своего, как самого себя. Это-то и есть больше всех всесожжений и жертв. (Мк. 12:32–33).
   Только так сможем достигнуть мы Царствия Божиего, небесного града, который «не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его — Агнец» (Откр. 21:23). 

http://ermogen.ru/catalog/?SECTION_ID=1556