БЛОГ ОРТОМЕД: «Медицинское сообщество не должно быть овощем»

Минпромторг предлагает ограничить государственные закупки ряда медицинских препаратов и изделий, включая рентгеновские аппараты, аппараты УЗИ, дефибрилляторы, инкубаторы интенсивной терапии для новорожденных детей и др., а также бинтов, костылей, ходунков, зубных боров и хирургических инструментов. Всего в список попал 101 пункт, государственные закупки которых предлагают ограничить.

Директор Центра социальной экономики, кандидат фармацевтических наук Давид Мелик-Гусейнов в разговоре с корреспондентом портала «Милосердие.ru» прокомментировал проект: по словам эксперта, позиция Минпромторга понятна и не оригинальна. Ведомство поддерживает отечественного производителя — создает поддерживающие условия для российских компаний, работающих на рынке изделий медицинского назначения и лекарственных средств. Это предложение Минпромторга также вполне вписывается в антикризисный план, предложенный еще в начале года. Кроме того, в отличие от прошлогоднего проекта полного запрета к допуску на конкурсы зарубежных производителей при наличии предложений оборудования из Таможенного союза, «ограничение импорта предполагает скорее настоятельные рекомендации, чем полный запрет, т.е. если в конкретном случае по показаниям потребуется медицинское изделие или оборудование конкретного производителя — ограничения не сработают так жестко, как запрет».

Как и в прошлом году, врачи и общественники опасаются, что идеи поддержки отечественного производителя перевесят идею действовать в интересах пациента.

«Кроме Минпромторга, который делает свою работу, есть еще другие ведомства: Минздрав и Федеральная антимонопольная служба, — напоминает Давид Мелик-Гусейнов. — Это они должны дать отзыв на проект — сказать свое слово на этапе межведомственного согласования. Это не значит, что они скажут твердое «нет» или однозначно поддержат весь список. ФАС должна защитить условия надлежащей конкуренции, чтобы не нарушались права производителей; вопросы же качества курирует Министерство здравоохранения РФ. Если Минздрав получает информацию о некачественных изделиях, у него уже есть все рычаги, чтобы изъять эту продукцию с рынка. Система надзора и контроля качества медицинских изделий у нас создана и развивается. Другое дело, что пока она хромает на обе ноги, так как для осуществления контроля нужна постоянная обратная связь и с пациентами, и с врачами. У нас пока активны только пациенты, и то не всегда, а врачи словно «стесняются» сообщать о некачественной медицинской технике и осложнениях от лекарственных препаратов».

По словам эксперта, Минздраву просто не на что сослаться, чтобы вытеснить с рынка некачественную продукцию, если он не получает рапортов от врачей, которые пользуются этой продукцией в работе. Разговоры о проблемах с отечественными дефибрилляторами, например, как и с лекарственными средствами, идут в кулуарах. Пациентам со стомами и их близким говорят, что нужно брать зарубежные бинты, так как отечественные волокнятся и оставляют ворсинки, но не заявляют об этом официально.

«Профессиональное сообщесво не должно быть овощем — тогда Минздрав сможет использовать свои рычаги. Пока врачи пишут единичные рапорты про лекарственные средства, а с товарами медицинского назначения вроде бинтов — складывается впечатление, что все в порядке. Профессиональное сообщество должно заявлять: это изделие мы можем использовать на практике, а эта технология пытается монопольно занять рынок, но не соответствует по качеству. Врачи не устали бороться с государством, они просто боятся проблем: ведь любой рапорт, что медицинское изделие не так работает — это проверка. Целая комиссия придет проверять, а правильно ли ты подключил все провода, по инструкции ли все использовал. Кому хочется видеть проверку в своем кабинете? Подавляющее большинство врачей боятся потерять свое место или лояльность руководства. Притом что написание рапортов о ненадлежащем качестве оборудования и изделий медицинского назначения входит в должностные обязанности врача», — заключил Давид Мелик-Гусейнов.

Под ограничения импорта за бюджетные деньги не подпадут медицинские изделия только из трех иностранных государств — Армении, Белоруссии и Казахстана.

Источник: https://miloserdie.ru


«Они превратятся в монополистов и станут диктовать Минздраву, что и почем покупать»

Минпромторг предложил расширить перечень иностранного медицинского оборудования и изделий, допуск которых к госзакупкам в России ограничивается. В частности, речь идет о произведенных за пределами Таможенного союза рентгеновских аппаратах, протезах сердечных клапанов, дефибрилляторах, костылях, тростях, ходунках, матрацах, бинтах, тампонах, антисептиках и дезинфицирующих препаратах, марлевых масках и презервативах. Проект соответствующего постановления правительства выставлен на общественное обсуждение, которое продлится до 17 августа.

«Третий лишний»

Документ вносит дополнения в постановление правительства‎ от 5 февраля 2015 года № 102 «Об установлении ограничения допуска отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд». По этому постановлению, получившему в профессиональном сообществе название «третий лишний», иностранные поставщики не могут участвовать в торгах на получение контракта, если на конкурс поступит хотя бы две заявки от отечественных производителей. При этом ограничения не касаются производителей Армении, Белоруссии и Казахстана. Качество продукции в этом случае роли не играет — только место производства.

Идею преференций для отечественных производителей давно лоббировал Союз ассоциаций и предприятий медицинской промышленности России. Минпромторг дважды выступал с предложениями, направленными на «защиту внутреннего рынка» и «обеспечение национальной безопасности России», но попытки согласовать их в правительстве успеха не имели. Однако на волне украинских событий и последовавших санкций и контрсанкий идею реанимировали.

Говорить о результате действия февральского постановления пока сложно. «Мне не известно, чтобы Минпромторг проводил анализ его результатов, — рассказала „МедНовостям“ директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович. — Не факт, что закупки вообще проводили с учетом того списка — особых изменений на рынке не заметно».


На состоявшемся в июне I Международном фармацевтическом форуме «Импортозамещение 2015» представители ФАС говорили о том, что пока постановление лишь создает трудности для производителей медицинских изделий. А представитель Минпромторга Дмитрий Колобов заявил, что применение постановления на рынке медизделий в полной мере станет возможно только со временем, когда «повысится культура заказчика».

Новый старый перечень

Перечень, утвержденный февральским постановлением, включал в себя лишь 46 позиций, в дополнительном списке их уже 101. При этом никаких данных о потребности российского здравоохранения в попавших в перечень медицинских изделиях и оборудовании и соответствующих этому возможностях отечественной промышленности Минпромторг не представил.

За него эту тему охотно комментирует помощник главы правительства, бывший главный санитарный врач Геннадий Онищенко. «Применительно к дефибрилляторам, бинтам, тростям я не вижу никаких содержательных осложнений, кроме возможных неудобств для бизнеса, который уже использует устоявшиеся логистические схемы, — сообщил Онищенко РИА Новости. — Трость, я уверен, мы сделаем сами, другое дело, может быть, будут утеряны некие бренды, которые тоже существуют в этой области, может быть, они будут лишены ряда изящных деталей, или материалы будут менее привычными, но это пережить можно». А по «целому спектру» антисептиков и дезинфицирующих препаратов российские производители могут конкурировать с иностранными, уверен Онищенко.


Между тем, в новом перечне приводятся, в том числе, те изделия, которые были исключены из проекта февральского постановления. «Экспертное сообщество тогда встало очень жестко на защиту пациентов, — рассказала Попович. — Мы просили Минпромторг дать обоснование по каждой позиции, информацию о том, кто анализировал рынок, кто оценивал безопасность и качество, данные этого анализа. Однако, этого не произошло, нам материалов не дали, хотя этот список был резко сокращен. Но сейчас мы опять не видим убедительного обоснования того, что такие-то позиции будут выпускаться в необходимом количестве с необходимыми гарантиями качества, безопасности и эффективности. Что эти УЗИ-аппараты или хирургические инструменты, выпускаемые таким-то заводом, имеют сертификат, который подтверждает стандарт качества, не ниже европейского». По словам Попович, никто не оспаривает важность протекционистской политики Минпромторга, но не он отвечает за здоровье населения. У этого министерства все же другие приоритеты.

«К этому перечню надо подходить очень аккуратно и взвешенно: по каждой позиции надо быть уверенным, что ее замена не принесет вреда пациентам, — считает эксперт. — Понятно, что если разрешающая способность импортозамещающих диагностических аппаратов будет недостаточной, могут быть пропущены многие заболевания. Да и более простые на первый взгляд позиции требуют отдельного рассмотрения — даже марлевые салфетки бывают разные. Наша марля, которая нарезается медсестрами из огромных рулонов, вряд ли будет стерильной. Да и подготовка таких салфеток требует дополнительных затрат медучреждений. При этом многие импортные марлевые салфетки, которые лишь чуть-чуть дороже, но уже готовые и пропитанные антисептическими средствами, обеспечивают низкий уровень госпитальной инфекции и минимум осложнений раневых поверхностей. Это ведь совершенно разные с точки зрения клинического, а значит, и экономического эффекта вещи».

Наступление на конкуренцию

Согласны с этим и правозащитники. По мнению президента Лиги защиты прав пациентов Александра Саверского, предлагая столь радикальные меры, Минпромторг должен гарантировать российским гражданам, что они будут обеспечены в полном объеме всем необходимым медоборудованием отечественного производства. «Озаботившийся российским производителем Минпромторг почему-то не беспокоится об отечественном пациенте, рискующем остаться без медицинской помощи, — отмечает Саверский. — А кроме того, у нас в этой сфере существует рынок. И сейчас Минпромторг режет на корню все нормы антимонопольного регулирования, направленные на улучшение конкурентной среды. Я сторонник отечественных производителей, но если будет убрана конкуренция, они превратятся в монополистов и станут диктовать Минздраву, что и почем покупать».

В Ассоциации международных производителей медицинских изделий IMEDA считают, что при принятии любых решений необходимо ориентироваться, прежде всего, «на интересы российских пациентов и медицинских работников, которым от российской промышленности нужны современные, высокотехнологичные, клинически эффективные и безопасные медицинские изделия». Ограничение допуска к госзакупкам приведет к ограничению конкуренции и, как следствие, падению качества и росту цены, «поскольку производители, получившие фактически монопольное положение на рынке, не будут иметь стимулов для совершенствования своей продукции и удержания цен», отмечается в заявлении IMEDA.

«Подушка безопасности»

В клиниках, непосредственно столкнувшихся с проблемой импортозамещения, говорят, что не паникуют, а ищут пути выхода из ситуации. «Для нас в этом перечне речь идет о хирургическом расходном материале: ультратонком шовном материале для микрохирургических операций, металлических конструкциях, которые мы устанавливаем во время хирургических вмешательствах при тяжелых повреждениях позвоночника и спинного мозга, — рассказал „МедНовостям“ директор Научно-исследовательского детского ортопедического института им. Турнера, член-корреспондент РАН Алексей Баиндурашвили. — Металл там особенный, он делается не для самолета или плуга, а для больного человека. К нему предъявляются очень строгие требования, это целая наука. Мы примерно ориентируемся, кто что выпускает, и сейчас будем должны найти среди отечественных производителей таких, чьи изделия будут эквиваленты импортным. Рано или поздно это должно было случиться, сколько можно сидеть на этой „игле“. Другое дело, что наши производители не так быстро могут развернуться».

У института есть и «подушка безопасности» в виде союзного проекта России и Белоруссии по лечению больных с заболеваниями и повреждениями позвоночника, в рамках которого производятся металлоконструкции не хуже, а в ряде случаев и лучше импортных, считает Баиндурашвили. Кроме того, в институте «предвидели такое развитие ситуации» и создали собственные небольшие мастерские. «Здесь импортозамещением занимаются наши сотрудники-инженеры. И эта маленькая проблемная лаборатория нам очень помогает», — рассказал директор института.

По словам ректора ПСПбГМУ, академика РАН Сергея Багненко, никаких оснований для паники нет. «Наша университетская клиника не ограничивается в закупках оборудования, не имеющего аналогов в России, — рассказал Багненко „МедНовостям“. — Это пока еще более половины сложного технологического оборудования, которое мы покупаем и будем покупать за рубежом. Но все, что производится или локализовано на территории России и имеет сравнимые эксплуатационные характеристики с импортом, мы и до этого постановления старались закупать у российских производителей. Есть вещи, которые абсолютно сравнимы. Это относится и к операционным столам, и к инструментарию, и к рентгеновскому и другому оборудованию. Мы стараемся отдавать предпочтение отечественным производителям потому, что хотим, чтобы это направление развивалось в России. И усилия правительства в этом направлении, я считаю, абсолютно обоснованны».


Ирина Резник

Источник: http://medportal.ru

 

Тематика: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос нужен, чтобы убедиться, что вы не робот.
Image CAPTCHA
Все буквы строчные, цифр нет.