БЛОГ ОРТОМЕД: «Без вашего волшебного пинка этот вопрос не сдвинется с места»

В четверг президент Владимир Путин отвечал на вопросы граждан по телевизионной «Прямой линии». Из почти четырех часов общения с народом теме здравоохранения было уделено ровно 12 минут – во много раз меньше, чем украинскому кризису, недопустимости переписывания истории и «вашингтонскому обкому».

Что услышал президент

Очередь до социалки дошла в самом конце, по теме здравоохранения прозвучало пять вопросов. Первый из них задала мать больного острым лимфобластным лейкозом ребенка из Краснодарского края: с января в аптеках нет ни одного из пяти назначенных ребенку и положенных ему по «федеральной льготе» препаратов. Женщина просила Путина обеспечить ребенка жизненно необходимым лекарством. В ответ Путин попросил передать ему данные семьи и рассказал телеаудитории о том, что правительство не только расширило список  ЖВНЛП до 600 позиций, но и выделило на их закупку дополнительно 16 млрд рублей. И сейчас, по докладам Минздрава, все необходимые лекарства закуплены на несколько месяцев вперед. «В наличии все есть, и распределено по регионам, и если это не доходит до людей, то это проявления практически криминального характера, – уверен президент. – Я обязательно поручу соответствующим службам Минздрава этим заняться».

Следующий вопрос также касался лекарств. Жительница Ярославля спрашивала, действительно ли Минздрав хочет отказаться от импортных препаратов, и говорила, что знает случаи, когда после пересадки почки люди умирали от того, что их переводили с импортных препаратов на российские аналоги.Планов по полному отказу от закупок импорта у правительства нет, заверил Путин. Но при этом Россия должна производить собственные качественные лекарства. Для чего на программу развития отечественной фармакологии выделено 180 млрд рублей.  Развивая лекарственную тему, президент сказал, что после связанного с ростом  курса валюты подорожания лекарств (как импортных, так и отечественных), цены стабилизировались и даже начали снижаться. «За март мы наблюдаем небольшую стабилизацию на фармакологическом рынке. Не везде. Но в целом по стране небольшая коррекция в сторону снижения есть», - рассказал россиянам президент.

Затем президенту показали видеоролик. Больная ДЦП девочка из Алябьево Сумской области просила у него в подарок тренажер. «Я очень хочу хоть чуть-чуть ходить, я старюсь, – рассказал ребенок. – И мне очень нужен тренажер. Мы не можем такой купить, он стоит где-то 20 тысяч, и у области денег тоже нет. Помогите мне. Люблю вас, ваша Соня». Путин попросил девочку не беспокоиться. «Это не тот вопрос, который требует особых усилий. Мы его решим», – пообещал президент.

Последние вопросы задавала находившаяся в студии президент благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер. Как и Соне из Алябьево, ее неизлечимым подопечным для хоть какого-то облегчения их существования нужно индивидуальное медицинское оборудование. «Я говорю о тех несчастных детях и молодых людях, которые пожизненно привязаны к аппарату искусственной вентиляции легких (ИВЛ), – сказала Федермессер. – В нашей системе здравоохранения такие аппараты находятся в отделениях реанимации. И здесь больные дети без мамы, в не самых дружелюбных условиях быстро уходят из жизни. Во всем мире такие дети находятся дома, учатся и даже ходят с аппаратами ИВЛ в школу». По ее словам, обеспечение больных такими аппаратами в домашних условиях выгодно даже экономически – не надо держать их на дорогостоящих реанимационных койках. И если президент поручит разработать механизм предоставления нуждающимся аппаратов ИВЛ и «откашливателей» во временное пользование (увы, такие больные не долгожители), то эта проблема решится быстрее. Президент обещал.

Второй вопрос Федермессер возник из-за произошедшей накануне, но ставшей уже типичной ситуации, когда всем миром искали наркотик для находящейся в Москве умирающей девочки из Дагестана. Сейчас девочка получила морфин и, надеюсь, ей не больно, но это потребовало поставить на ноги массу ведомств и десятки чиновников, которые раздобывали для маленькой девочки обезболивающее, нужное в последние недели ее жизни», –  рассказала она. В России не существует системы оказания паллиативной помощи людям там, где они живут, а не по месту регистрации, рассказала руководитель благотворительного фонда главе государства. И если родственники перевезли умирающего туда, где они могут обеспечить ему лучший уход, но не успели разобраться с бумагами, у него нет никаких шансов получить обезболивание – между регионами не налажена система «взаимозачетов» за оказываемую паллиативную помощь. Это системная проблема, которой надо заниматься. «Мы этим займемся», - отвечал Путин.

О чем пытались докричаться россияне

Еще о сотнях, если не тысячах таких системных проблем президент сможет прочесть, если заглянет на специально созданный к «Прямой линии» сайт http://вопрос-президенту.рфНо в первую очередь он узнает, что в подведомственной ему стране здравоохранение превратилась в дорогостоящую сферу услуг. Жители всех уголков страны пытаются донести до Путина, что бесплатная медицина в России – миф, просят разрешить использовать на лечение детей материнский капитал, приглашают на экскурсии в местные больницы и умоляют спасти их близких. Платить приходится за все – за обследования и операции, до которых иначе не доживешь, за «качественные» импланты, за «льготные» лекарства, которых нет в наличии.

«Уважаемый Президент! Объясните, пожалуйста, какие услуги предоставляются по полису ОМС? После посещения терапевта начинается платная медицина, так как попасть к другим специалистам по его направлению и пройти все обследования по полису – это многомесячное хождение по мукам. Поэтому на последние деньги люди идут на платный прием к врачам той же поликлиники с тем же оборудованием (не лучшего качества)», –  пишут Путину из Вологды. «В женской консультации назначили пройти УЗИ брюшной полости, но вот талонов на бесплатное УЗИ нет ни в одной больнице города. А платно, пожалуйста, приходите…. время значит есть, аппарат есть, сотрудник есть, а вот "бумажек" на процедуру НЕТ!» – это письмо из  г. Димитровград Ульяновской области. «Заболел – лучше умри, - считает житель Вышнего Волочка. – Платная медицина рвётся вперёд. Как быть нам, гражданам России, живущим на периферии, с заработками ниже прожиточного минимума?».

В самом тяжелом положении оказались те, кто уже заболел, и у кого болеют близкие. «Здравствуйте Владимир Владимирович! Я больной, нуждающийся в гемодиализе, уже 5 лет 3 раза в неделю езжу на процедуру. Полтора года назад сломал коленные чашечки на обеих ногах. Для операции нужны анкерные фиксаторы, но в больнице Красноярска мне уже год говорят, что их нет. ПОМОГИТЕ ПОЖАЛУЙСТА!» – Канск, Красноярский край. «Здравствуйте. Мой отец онкобольной уже 6 лет. Ему периодически нужны лекарства и химиотерапия. Ни того ни другого нет. Зав. онкологией утверждает, что все лекарства отправляются на Украину."Успокаивает":  что вы так волнуетесь? Все умирают. Что делать?», – Новочеркасск, Ростовская область.

«Только в нашей стране деньги на операции для тяжело больных детей собирают обычные граждане и благотворительные фонды?», – интересуются из города Колышлей, Пензенской область. «У меня умерла дочь от гепатита С, ей было 32 года. Сейчас я опекун внучки, ей 9 лет и у нее тоже гепатит С. Почему нет программы по бесплатному лечению этого социального заболевания? У ребенка еще есть шанс выздороветь, но лечение очень дорогое, просто неподъемное. Где приоритет в лечении детей или государство хочет довести их до инвалидности, а потом лечить и платить пенсию? Мне страшно за будущее моей внучки. Помогите!» – Дегтярск, Свердловская область. «Почему наше государство не возьмет на себя заботу о всех без исключения больных детях (независимо от их диагноза?! Да, это огромные средства. Но государство ДОЛЖНО защищать своих граждан, иначе для чего оно вообще нужно!?» – Москва.

Сами медики жалуются Путину на оптимизации-сокращения, перегруженность, и низкие зарплаты, выпускники медвузов просят отменить неподъемную плату за обучение в ординатуре. «Медицина стала сферой услуг, а это значит, что в ней нет места пациентом без денег, студентам и молодым врачам», - объясняет президенту студентка московского медвуза Анастасия. «Как вообще выжить на зарплату врача-бюджетника, если вся она уходит на оплату однокомнатной квартиры и оплату проезда до места работы? - спрашивает врач изАрзамаса Нижегородской области. - Ответа не прошу. Президентов судят по делам».

А житель подмосковного Королева пригласил президента в гости: «Нанесите, пожалуйста, личный ознакомительный визит, например, в нашу ЦГБ 2. Особенно интересно терапевтическое отделение, где больные лежать на гнилых в прямом смысле этого слова матрацах, где со стен свисает плесень, и запах посещения не выветривается из одежды до конца дня. Помогите нашей администрации решить вопрос со сносом старой больницы и постройкой на ее месте новой. К сожалению, без Вашего "волшебного пинка", похоже, этот вопрос не сдвинется с места».

Ирина Резник

Источник: http://medportal.ru

 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос нужен, чтобы убедиться, что вы не робот.
Image CAPTCHA
Все буквы строчные, цифр нет.