БЛОГ ОРТОМЕД: Право на обезболивание

В Общественной палате прошли слушания «Выбор адмирала Апанасенко: право на жизнь без боли». Участники обсуждения констатировали, что сегодня в России тяжесть ситуации с обезболиванием достигла критической отметки. Проблема носит системный характер и для ее решения необходима согласованная работа нескольких ведомств по изменению законодательства. Пока это не сделано, люди будут мучиться от невыносимой боли.

В обсуждении проблемы обезболивания приняли участие представители Минздрава, Минюста, Минпромторга, ФСКН, Росздравнадзора, благотворительных фондов, эксперты профильных общественных организаций, производители лекарственных препаратов.

В начале слушаний дочь контр-адмирала Апанасенко, Екатерина Локшина зачитала письмо своей матери. В нем, в частности, говорилось о трудностях, с которыми пришлось столкнуться Вячеславу Михайловичу и его родным при получении обезболивающего. Даже для военного, мужественного и сильного человека эта бюрократическая процедура оказалась непроходимой, а боль – невыносимой.

Что стоит за молчанием

Сегодня в России, чтобы приобрести обезболивающее, пациенты должны собрать множество справок и подписей. Процесс этот очень долгий и мучительный и для самих больных и их родственников. Но почему тогда в Минздраве говорят об отсутствии жалоб?

Рассказывает главный врач АНО «Самарский хоспис» Ольга Осетрова.

- В преддверие этого заседания мы опросили 50 пациентов самарского хосписа, которые испытывают боль, но пока не получили обезболивания, и их родственников. Полученные ответы мы разделили на четыре группы.

Представители первой группы – законопослушные граждане, которые полностью доверяют врачу. Когда боль достигает максимума, они приходят в поликлинику и спрашивают у доктора: «Что делать?» Вариантов ответа несколько: «Рак – это всегда боль», «Пока потерпите», «Если использовать наркотики, пациент станет наркоманом», «Все, кто принимают наркотики, умирают быстрее». Эти люди выслушивают врача и продолжают терпеть.

Представители второй группы находятся в состоянии стресса. После лечения им стало не лучше, а хуже, они просто неспособны к борьбе, лишь молча выполняют все, что им говорят. Как сказал муж одной из пациенток: «Сначала нет сил, а потом это уже не нужно». Эти люди тоже не пишут жалоб, они молчат.

К третьей категории относятся многие из нас – люди, которые боятся конфликта, боятся стать для поликлиники нежеланными пациентами. Таких много. Некоторые из них даже знают о наличии современных видов обезболивания, например, пластырей, но ждут, когда врачи сами заговорят с ними об этом.

К четвертой группе относятся «бунтари», которые не доверяют государству, считают себя оставленными, брошенными и сами ищут выход. У меня был пациент, который в течение двух лет каждые два месяца летал в Израиль за обезболивающими пластырями и пластырями и инъекционным морфином. Врач назначал ему лекарства раз в два месяца, и он привозил достаточный запас.

Чем мы можем помочь? Представители всех эти четырех групп говорят о том, что у них просто нет информации об обезболивании. Какой можно сделать вывод? Несмотря на отсутствие жалоб, проблема есть, просто она скрыта. Наши пациенты – раненные, сами они с этого поля боя не выйдут, наша задача их вынести. Они не придут жаловаться и просить, врачам нужно идти к ним.

Причина боли – в законах?

Даже головную боль мы не терпим, стараемся принять таблетку, почему же для пациентов с тяжелейшим болевым синдромом считается нормальным терпеть?

Проблема доступности обезболивания обсуждается уже не первый год и не только в стенах Общественной палаты, но несмотря на новые документы, принятые за последнее время по этому вопросу, ничего не изменилось.

В 2013 году России всего 12% онкобольных получили право на обезболивание.

Одним из аспектов проблемы является недостаточная квалификация врачей, которые, особенно в регионах, не всегда умеют назначать правильные дозировки наркотических обезболивающих, зачастую не знают о современных формах выпуска наркотических препаратов, таких, например, как обезболивающие пластыри. Более того, врачи, далеко не всегда осознают боль пациентов как отдельную проблему, требующую немедленного решения, а паллиативную помощь – как составляющую борьбы за пациента. По словам представителей профильных НКО, в этом отношении российская медицина отстала от мировой лет на 20.

Согласно данным международного комитета по контролю над наркотиками, уровень потребления опиоидов с медицинской целью в России в 200 раз ниже, чем в Германии, и в 130 раз ниже, чем в Великобритании, в 100 раз ниже, чем во Франции.

В этом еще одна серьезная проблема. При отсутствии официального запроса на наркотические обезболивающие, нет и производства. По словам представителей фармацевтической отрасли, этой проблемой в России вплотную занялись только в последние четыре года. Для того, чтобы наладить производство современных форм лекарственных препаратов, в том числе и детских, понадобится несколько лет.

Правила выписки хранения и отпуска наркотических обезболивающих препаратов сейчас в России очень сложны. Хранить и перевозить такие лекарства – дорого, ведь те, кто этим занимается, должны выполнять все многочисленные требования закона по обеспечению безопасности.

Оборудование аптек для отпуска наркотических препаратов также стоит немалых денег, это способствует удорожанию обезболивающих лекарств, а значит, уменьшает их доступность для пациентов. Чтобы выполнить требования по охране помещений, где хранятся наркотики, аптеке необходимо вложить от 500 000 рублей. И хотя в ФСКН признают, что уже много лет кражи наркотиков из аптек не регистрировали, правила хранения не изменяются.

Сейчас обсуждается идея отпуска препаратов только в государственных аптеках, имеющих соответственное оборудование. На обсуждении называлось предполагаемое количество – 1664 аптек на всю Россию. Но это значат, что в нашей огромной стране такая аптека может оказаться за сотни километров от пациента, нуждающегося в лекарстве.

Среди важнейших причин ситуации участники слушаний назвали несовершенство федерального закона о наркотических средствах, которое приводит к несбалансированности национальной политики в их отношении. Для того, чтобы ситуация разрешилась, нужно внести изменения в законы, для этого должны договориться представители нескольких профильных ведомств, в том числе и МВД, ведь многие вопросы хранения и транспортировки наркотических веществ в их компетенции.

Мы доверяем медику жизнь, но не доверяем ему ампулу с морфином

По словам участников обсуждения, самая серьезная проблема состоит в том, что за нарушение правил оформления рецептов на наркотические анальгетики врачи подлежат уголовной ответственности. И есть врачи, которые уже осуждены по этой статье, причем, как правило, речь идет не о злоупотреблениях с целью наживы, а о том, что врач пошел навстречу пациенту с сильной болью. Понятно, что в таких условиях врачи просто боятся выписывать наркотические обезболивающие и если делают это, то выбирают наиболее сложную процедуру, чтобы обеспечить себе «алиби».

Рассказывает директор фонда «Подари жизнь» Екатерина Чистякова:

«По нашей просьбе три юридические формы провели анализ судебной практики в части привлечения врачей и пациентов к уголовной ответственности за нарушения в назначении, выписке и применении наркотических препаратов. Оказалось, что в российской судебной практике немало дел, по которым врачи получили срок, чаще – условный, но бывает что и реальный за нарушение правил выписки и реализации наркотических обезболивающих. Причем «незаконным сбытом» признается введение препарата больному, реальному больному, который не смог получить свое лекарство по законной процедуре. Таким образом, врач оказался в ситуации, когда ему разрешили что-то делать, но не избавили от тяжкой ответственности в случае нарушения. А эта ответственность грозит ему не только за незаконное назначение, но и за нарушение в выписке, чисто бюрократической процедуре».

Пока врачи перестраховываются, боясь попасть за решетку за отсутствие какой-нибудь подписи на бланке, тысячи их пациентов мучаются от нестерпимой боли.

По словам экспертов, доля нелегального оборота медицинских препаратов сейчас составляет менее 1% от общего объема незаконного оборота наркотиков.

Суровое к медикам законодательство осталось нам в наследство с конца прошлого века, когда незаконный оборот медицинских препаратов был значительной частью черного рынка наркотиков. Сегодня перекос в законодательстве приводит к чудовищным ситуациям, когда родственникам пациента, страдающего от боли, проще добыть героин, чем легально получить положенное по закону обезболивание.

Об этом говорила президент фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер:

«Мы оказываемся в довольно странной ситуации. Медику мы доверяем свою жизнь и здоровье, но доверяем ему ампулу с морфином. Вопреки презумпции невиновности мы считаем его заведомо виновным».

По мнению экспертов, снять с врачей груз избыточной ответственности поможет только внесение соответствующих поправок в Уголовный кодекс.

Участники слушаний Общественной палате с сожалением отметили, что комплекс проблем, о котором шла речь, фактически ведет к нарушению конституционных прав граждан России на охрану здоровья и медицинскую помощь.

По итогам слушаний в Общественной палате были составлены рекомендации улучшения доступности и качества обезболивания, которые будут направлены в Минздрав РФ. Эти поправки навсегда будут связаны с именем контр-адмирала Апанасенко, одного из многих онккобольных России, так и не получивших лекарства от боли.

Подготовила Алиса ОРЛОВА

Источник: http://miloserdie.ru
 

Заммэра Москвы извинился перед семьей застрелившегося контр-адмирала

Заммэра Москвы извинился перед семьей застрелившегося контр-адмиралаПричиной совершения самоубийства контр-адмиралом в отставке Вячеславом Апанасенко стал не дефицит обезболивающих наркотических лекарств, а отсутствие человека с печатью, чтобы узаконить рецепт. Такое заявление сделал заммэра Москвы по социальным вопросам Леонид Печатников.

Чиновник признал, что в этой ситуации "был прокол поликлиники". "Человека не вернешь, и мы все равно считаем себя виноватыми перед ним и его семьей. Власть и чиновники, они все равно виноваты перед этой семьей, мне остается только просить прощения", - цитирует Печатникова "Интерфакс". Заммэра добавил, что главный врач поликлиники был наказан.

Печатников не стал отрицать, что врачи боятся выписывать наркотические рецепты. "Мы напугали врачей, и теперь нам надо делать очень большую работу, чтобы врачи перестали бояться", - отметил он.

Второй проблемой, по словам чиновника, является редкое число аптек, где есть наркотические препараты. "Частники боятся с этим связываться: чтобы хранить и испытывать на себе проверки, необходимы такие инвестиции, что им это невыгодно, они же бизнесмены", - пояснил Печатников.

Вячеслав Апанасенко попытался застрелиться 7 февраля. Врачи боролись за жизнь 66-летнего адмирала, но 10 февраля он скончался. Дочь контр-адмирала Екатерина Локшина рассказала, что у ее отца была последняя стадия рака и он мужественно терпел боль. По ее словам, родные не смогли получить в поликлинике морфин из-за нехватки одной подписи.

На своей странице в Facebook она процитировала предсмертную записку контр-адмирала: "Прошу никого не винить, кроме Минздрава и правительства. Сам готов мучиться, но видеть страдания своих родных и близких непереносимо".

Источник: РБК
 

Врачи наказаны за смерть контр-адмирала Апанасенко

Минздрав России завершил проверки медицинских учреждений, где проходил лечение контр-адмирал Вячеслав Апанасенко. Он страдал онкологическим заболеванием в терминальной стадии.
 

7 февраля контр-адмирал совершил попытку самоубийства, выстрелив в себя из наградного пистолета, и спустя четверо суток скончался. В записке, написанной перед выстрелом, он сообщил, что не в силах терпеть мытарства, которым подвергаются родственники, чтобы получить нужные ему лекарства. После этой трагедии по поручению вице-премьера Ольги Голодец минздрав и начал проверки.

Они прошли в поликлинике № 8 департамента здравоохранения Москвы, Центре лекарственного обеспечения и контроля качества департамента здравоохранения столицы, а также в Первом московском хосписе. Выяснилось, например, что в хосписе отсутствовали рецептурные бланки для выписывания наркотических обезболивающих средств. В поликлинике не было преемственности в работе врачей-онкологов и участковых терапевтов по выписке рецептов на наркотические средства. Замечание вызвала и работа департамента здравоохранения Москвы. В конце декабря 2013 года департамент издал приказ, который входил в противоречие с приказом Минздрава России, определяющим порядок назначения наркотических средств и упрощающим доступ пациентов к обезболивающим лекарствам.
 

Как сообщили "РГ" в Минздраве России, по результатам проверки департаментом здравоохранения города Москвы издан приказ, которым главному врачу поликлиники № 8 Л. Очиенг объявлен выговор за ослабление контроля над исполнением приказа Минздрава России №54Н "Об утверждении формы бланков рецептов, содержащих назначение наркотических средств или психотропных веществ, порядка их изготовления, распределения, регистрации, учета и хранения, а также правил оформления". Участковому терапевту И. Цветковой и заведующей терапевтическим отделением Г. Горбач объявлены выговоры, заместитель главного врача по медицинской части Е. Павельева уволена.

- Вопрос о необходимых больным обезболивающих препаратах стоит в нашей стране очень остро, - заявила вчера на итоговой коллегии Росздравнадзора начальник управления Главного управления по надзору за исполнением федерального законодательства Генпрокуратуры России Ольга Шеншина. - По обеспеченности ими мы находимся на 38-м месте из 40 стран в Европе и на 82-м - в мире. Система эффективного контроля засоблюдением прав граждан в этой сфере требует урегулирования. Генеральная прокуратура усилит надзор в этой области.

Татьяна Батенёва

Источник: "Российская газета" - Федеральный выпуск №6324 (52)

 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос нужен, чтобы убедиться, что вы не робот.
Image CAPTCHA
Все буквы строчные, цифр нет.