БЛОГ ОРТОМЕД: Зачем ювенальные технологии внедряются в наше законодательство (I)

Прошедший в Ханты-Мансийске Российско-американский форум по защите детей наталкивает на серьезные размышления о том, почему заокеанских специалистов волнуют проблемы наших семей, почему американцы продолжают нас учить и что на практике означает внедрение ювенальных технологий. Своими мыслями поделилась участник форума, руководитель Ассоциации родительских комитетов и сообществ России, председатель Совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при уполномоченном при президенте РФ по правам ребенка Ольга ЛЕТКОВА. (начало)

– Насколько актуальна для России проблема защиты детей от насилия и жестокости? Чем, на ваш взгляд, вызвано проведение Российско-американского форума в Ханты-Мансийске?
– Тема форума ювенальная: защита детей от жестокого обращения. Сегодня в СМИ активно муссируется тема, что якобы российским семьям присуще жестокое обращение. Причем международная трактовка этого понятия иная, чем в России. На Западе присутствует практика, когда под видом борьбы с жестокостью из нормальных семей изымаются дети. То ли потому, что мама конфетку не дала, как Валентина Путкунен, то ли она слишком любила своего ребенка и «удушала» его этим, как Наталья Захарова, то ли подзатыльник дали ребенку, как у Анастасии Загородней, причем изымают сразу четырех детей, включая новорожденного. Это все есть международная практика борьбы с жестоким обращением и насилием в семьях, которую сейчас активно пытаются внедрить и в России.
И родительская общественность, которую я представляла на форуме, с тревогой относится к тому, что в нашем государстве, достаточно суверенном и независимом, вдруг происходят такие форумы, которые могут привести к внедрению ювенальных технологий. А это чревато трагическими последствиями и для семьи, и для социального мира в нашем государстве.

– Вместе с тем позиция государства в этом вопросе существенно изменилась за последние несколько лет…
– Это так. В частности, выступая на пленарном заседании форума, уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов резко выступил против внедрения ювенальных технологий. Он четко дал понять, что главное право ребенка – право на семью, что государство вправе вмешиваться в жизнь семьи только когда ребенку действительно угрожает опасность. И без оснований эти границы не должны расширяться. Астахов подчеркнул, что мы достаточно независимы, чтобы самостоятельно защищать своих детей в системе наших традиций и духовно-нравственных ценностей. Это, на мой взгляд, положительный итог. 

– Представители американской стороны после посещения детского дома сказали, что были поражены теплой атмосферой, которую там почувствовали. У них существуют определенные мифы, что в наших детдомах избивают и насилуют. Так что в этом смысле тоже положительный момент, что американцы своими глазами увидели реальную картину.
– Более того, проблема жестокого обращения с детьми не очень актуальна для России. У нас все-таки в семьях более душевные и теплые отношения. 

По данным МВД, за 2012 год всего совершено 84 558 преступлений в отношении несовершеннолетних, в том числе насильственного характера 45 965. Из них в семье – 6 305, родителями – 4 580. В процентном соотношении лишь четыре процента детей становятся жертвами родительского насилия. Из общей численности детей, проживающих в России, которая составляет около 26 миллионов, число несовершеннолетних жертв семейного насилия составляет 0,02 процента. 

При такой статистике, причем это максимально возможные показатели, невозможно говорить, что у нас родители истязают своих детей и нам необходима новая система, которая сумела бы сбалансировать отношения между отцами и детьми. На мой взгляд, разговоры о жестокости и насилии в семье абсолютно беспочвенны и безосновательны. Данные статистики объективно свидетельствуют о том, что в России гораздо более эффективная система защиты детей, нежели за рубежом. Потому что при всех их ювенальных технологиях и социальных институтах, работающих на эту идею, в той же Америке огромные показатели жестокости. 

– У всех на слуху трагические случаи гибели в США Вани Скоробогатова, Вики Баженовой, Димы Яковлева, Максима Кузьмина и многих других усыновленных из России детей, которые подверглись насилию.
– Эти вопиющие случаи говорят сами за себя. И люди из этого государства приезжают нас учить: как нам надо защищать своих детей! На форуме в работе секций и мастер-классов с американской стороны звучали мысли о недопустимости эксплуатации, о том, что нельзя ничего запрещать ребенку, что ни в коем случае родители не должны ограничивать его рамками. Как ни крути, все эти технологии сводятся к тому, что родители – первые враги ребенка. И вся защита прав детей нацелена на вмешательство в семью, чтобы защитить ребенка от его родных, которые, по мнению авторов этой теории, нарушают его права. 
У наших стран совершенно разные концепции воспитания, противоречащие друг другу. Объективная статистика показывает, что наша родная российская система эффективнее и лучше. Мы можем всему миру продемонстрировать более эффективную систему защиты детей. Она несет в себе наш духовно-нравственный потенциал, традиции народов России, будь то православие или мусульманство – везде красной нитью проходит почитание старших, послушание родителям, уважение. Наши традиции – это вековая мудрость, сохраненная народом. В данном случае не мы должны заимствовать опыт у Запада, а они у нас. 

– Кстати, на пресс-конференции американских специалистов спросили, что они готовы перенять в качестве положительного опыта. И этот вопрос у них вызвал замешательство.
– Нет ничего удивительного. В программе форума второй день был полностью посвящен практическому опыту. И все мастер-классы проводили американские специалисты, а не наши. Это указывает на односторонний характер отношений, на некую «игру в одни ворота». Причем представители американской стороны говорили на форуме, что вся Европа, весь мир уже к этому пришли. Из контекста напрашивался вывод, что только Россия отстает от «передовиков». Мне кажется, это перекос, у нас тоже есть чему поучиться. И отношения, как минимум, должны быть паритетными, если это соответствует тому, что заявляется на официальном уровне.
И здесь хочу обратить внимание, что сегодня политическая ситуация иная, чем ранее. Мы взяли курс на суверенитет, независимость РФ от западных стран, в первую очередь, идеологическую. Это четко дал понять президент Владимир Путин на заседании клуба «Валдай». Он отметил, что западные модели, которые механически навязываются нашему обществу, не проходят и не принимаются населением РФ именно потому, что наш народ внутренне стремится (это часть национального характера) к независимости. В этом отношении российская семья, как ячейка общества, тоже должна быть суверенной. Вмешательство в семьи, попытка навести в них «порядок», да еще со стороны США, ни в коей мере не соответствуют международным нормам, а также сегодняшним политическим реалиям.

– Что вас особенно настораживает?
– Речь идет о вмешательстве в семью не на основании криминальных поступков родителей, а предпринимаются попытки выявить скрытое, возможное в будущем жестокое обращение или насилие. Еще несовершенное! Красной нитью проходит и у представителей российского фонда защиты детей от жестокого обращения, и у представителей американской стороны, что мы должны заниматься ранним выявлением семейного неблагополучия. Что это такое? Эта система основана на теории эскалации насилия, согласно которой, если сегодня родитель повысил на ребенка голос, то завтра он непременно начнет проявлять более жесткие формы агрессии, вплоть до убийства. 

– По мнению авторов этой теории, любые родители, даже самые благополучные, на самом деле испытывают агрессию к своему ребенку и потенциально опасны. 
– Поэтому, как говорят поборники этой теории, причем не только с американской, но и с российской стороны, чем раньше государство вмешается в семью, тем лучше. Только вот для кого лучше? Берусь утверждать, что эта теория псевдонаучна. Но она получила широкое распространение во всем мире. Ещё бы! Ведь под этим предлогом можно поставить под контроль всех! Можно влезать в чужую жизнь и указывать, как надо общаться с детьми, тратить деньги, строить отношения с близкими (ввести патронат), а если требования не выполняются, отобрать детей. Именно так ювенальная система работает во всём мире. Это прямое нарушение прав граждан. В первую очередь – права на личную, частную жизнь и права родителей на воспитание своих детей, которые установлены Конституцией. Да и в Семейном кодексе нашей страны продекларированы независимость семьи и гарантия невмешательства кого-либо в ее дела. Ведь, заметьте, могут быть наказаны люди, ещё ничего не совершившие, только на основании подозрений. А согласно Конституции России, никто не может быть признан виновным в совершении преступления иначе как по приговору суда. У нас существуют презумпция невиновности и принцип добросовестности родителей, о которых наш российский омбудсмен напомнил американским коллегам. И слава богу, что основа нашего конституционного строя дает нам возможность защищаться от этих внедряемых технологий.

– Мы в этой связи куда более демократичная страна, чем Запад, который себя провозглашает поборником гражданских прав и свобод. На самом деле у нас права граждан в ювенальном плане защищены лучше, чем в других государствах. 
– На этом фоне попытки внедриться в каждую российскую семью совершенно беззаконны и бесцеремонны.
Еще раз хочу предупредить о возможных последствиях такого вторжения в российские семьи – не только недовольство законопослушных граждан, но и социальный взрыв. На мой взгляд, попытки внедрения ювенальных технологий нужно расценивать как нарушение суверенитета российских семей и государства в целом. Я очень надеюсь, что руководство страны не допустит такого поворота событий.

Елена Потехина

Источник: http://ugra-news.ru

 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос нужен, чтобы убедиться, что вы не робот.
Image CAPTCHA
Все буквы строчные, цифр нет.