БЛОГ ОРТОМЕД: Зачем ювенальные технологии внедряются в наше законодательство (II)

Прошедший в Ханты-Мансийске Российско-американский форум по защите детей наталкивает на серьезные размышления о том, почему заокеанских специалистов волнуют проблемы наших семей, почему американцы продолжают нас учить и что на практике означает внедрение ювенальных технологий. Своими мыслями поделилась участник форума, руководитель Ассоциации родительских комитетов и сообществ России, председатель Совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при уполномоченном при президенте РФ по правам ребенка Ольга ЛЕТКОВА. (окончание)

Четырнадцать – не значит взрослый
– Если вернуться к правам детей, то для меня стало открытием, когда пятнадцатилетней дочери поставили прививку без разрешения родителей. Оказалось, что в 15 лет она уже может самостоятельно принимать решение.

– Это как раз те самые ювенальные технологии, которые уже внедряются в наше законодательство. Юридически дети в полной мере приобретают правоспособность с 18-ти лет. До этих пор их права осуществляют родители. Но, несмотря на это, сегодня дети имеют широкие права, в том числе и в сфере охраны здоровья. Они могут самостоятельно принимать решения не только об аборте, но и о тяжелых операциях. И мнение родителей не принимается во внимание, более того, это медицинская тайна. 
Дети также имеют право с 14-ти лет подавать на родителей в суд в случае нарушения их прав. В последнее время всё больше пособий на детей разрешено получать им самим уже с 14 лет. Большой вопрос: что они будут делать с этими, между прочим, немалыми деньгами, в переходном возрасте. При этом никто не освобождает родителей от обязанности обеспечивать своих детей до 18 лет и старше, если они являются студентами дневных отделений. А если они инвалиды, то тем более. Фактически родителей таким образом лишают мер государственной поддержки. Хотя всем вроде бы понятно, что поддержка семьи – основная задача государства. 
Всё это ювенальные технологии, которые уже сегодня внедрены в наше законодательство. Из них видно: когда во главу угла ставятся права детей, это неизменно ущемляет права взрослых (родителей, учителей и т. д.) 
А ведь Конституция РФ провозглашает равенство всех граждан, независимо от пола, расы, национальности и других обстоятельств. Это основной принцип демократического общества. И мы должны его соблюдать.

Президент поддержал
– Какие еще угрозы со стороны законодателей могут нас подстерегать?

– В Государственную думу то и дело вносятся законодательные акты, направленные на внедрение в России так называемой ювенальной системы. Весной и летом прошлого года мы выступали против принятия законов о социальном патронате и об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые предусматривали приоритет прав детей над правами других лиц и предоставляли чиновникам неограниченные возможности для вторжения в дела семьи, в частную жизнь родителей и детей, и применения к родителям, нарушающим детские права, репрессивных мер, вплоть до отобрания детей. К протесту подключилась родительская общественность всей страны. Было собрано и передано в Администрацию Президента РФ и в Государственную думу РФ более 250 тысяч писем с требованием не принимать в России ювенальное законодательство. И президент нас поддержал. В феврале этого года Владимир Путин принял участие в работе Всероссийского съезда родителей и согласился с позицией родительской общественности, что эти законодательные акты несут социальные риски. Президент подчеркнул: эти законопроекты могут быть приняты только после широкого общественного обсуждения и только в том случае, если их сторонники и противники найдут консенсус. С тех пор оба законодательных акта находятся без движения в Госдуме. 
Но постоянно возникают различные законотворческие инициативы, в которых те же самые спорные ювенальные нормы пытаются внедрить под другими названиями. 

На сегодняшний день нормы о социальном патронате вносятся в качестве поправок в законопроект о социальном обслуживании населения в РФ. Эти поправки предусматривают абсолютную власть опеки и социальных органов над родителями и детьми. 

Много вопросов и к самому законопроекту, прописанной системе соцобслуживания, которая нацелена на то, чтобы каждая семья, которая получает помощь от государства, выполняла ряд условий. У ювеналов очень большие надежды на этот законодательный акт, ведь он поставит все семьи под контроль государства. В каждую семью придет «патрон», изучит обстановку и выпишет предписание, которое попробуй не выполни – пособия не будет. И все это будет делаться под видом добровольности и заботы о семье. 
Сейчас сложилась опасная ситуация, поскольку данный закон уже принят в первом чтении, а второе чтение может совпадать с третьим. Я не сомневаюсь, что в осеннюю сессию он будет принят, поскольку это связано с бюджетом. И чтобы заставить законодателей прислушаться и пересмотреть хотя бы те нормы, которые касаются вмешательства в семью, должно быть мощное сопротивление. Общество должно сказать жесткое «нет» законопроекту в таком виде, убедить, что его необходимо доработать, чтобы исключить социальные риски.
Как юрист могу сказать, что Конституция РФ гарантирует гражданам социальное обеспечение для воспитания детей и во всех других случаях: болезни, старости и т. д., без всяких условий. Но сегодня проект данного закона ставит под сомнение эту конституционную норму. 
Еще одна опасность – новый закон о социальном патронате. Прежний, как я уже сказала, президент признал социально опасным. Но и новый проект закона содержит те же самые нормы. 
– Что в них опасного? 
– В первую очередь в законопроекте предлагается расширить основания для присвоения семье статуса «находящаяся в социально опасном положении.
Сегодня перечень оснований для признания семьи, находящейся в социально опасном положении, и без того неоправданно широк и неконкретен. Теперь же это будут еще и семьи, где родители «создают своими действиями (бездействиями) условия, препятствующие их (детей) нормальному воспитанию и развитию».
Но в законопроекте не определено, что следует считать «нормальным воспитанием и развитием» или же «отрицательным влиянием на поведение детей». Вопрос, кого из родителей следует считать нормально воспитывающими своих детей, а кого – нет, полностью отнесен на усмотрение чиновников.
Это дает возможность органам опеки и попечительства признать практически любую семью социально опасной и установить над ней социальный патронат. Другими словами, органы опеки и попечительства приобретают право приходить с проверками в любой дом и давать родителям обязательные предписания – планы защиты прав детей, а затем регулярно проверять их выполнение.
Данный законопроект фактически нивелирует требования статьи 23 Конституции РФ, гарантирующей право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, статьи 24 Конституции РФ, согласно которой сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются, а также статьи 25 Конституции РФ, устанавливающей принцип неприкосновенности жилища.
Он предусматривает мероприятия по воспитанию, содержанию и развитию ребёнка. Называется это «социально-педагогической, медико-психологической помощью, помощью в воспитании, развитии, реализации и защите прав несовершеннолетнего». Но на самом деле никакой помощи в законе не предусмотрено. В финасово-экономическом обосновании к законопроекту, где раскрыто, какие средства требуются для его реализации и на что они пойдут, предусмотрены средства лишь на финансирование органов опеки и попечительства, а вовсе не на поддержку семей.
Семье планируется «помогать» предписаниями: что должны делать родители, как им следует воспитывать ребенка, что ему покупать и т. д. Определять это будут чиновники. Такой подход противоречит принципу невмешательства в дела семьи, установленному в Семейном кодексе РФ. 
Настораживает и то, что органам опеки и попечительства предоставляется право изъять ребёнка из семьи в любой момент, причём на основании собственных актов. На сегодняшний день они должны утверждать такие решения в органах государственной власти. Законопроект позволяет отбирать детей по собственным актам органов опеки, притом никакого контроля над ними уже не будет, и сам их статус поднимается до уровня органа исполнительной власти субъекта РФ. Они получают больше прав, больше полномочий и становятся независимыми органами, которые в каждом случае самостоятельно решают, отбирать ребёнка или оставить его в семье для проведения социального патроната. Это как за границей, где ювенальные органы никому не подчиняются и на них невозможно повлиять: государство в государстве. У нас пытаются сделать то же самое.

Разделение семьей
– Разве не ясно, что неограниченная власть - опасная тенденция?

 – Это и тревожит. В последнее время в правоприменительной практике множество случаев, когда дети изымаются органами опеки и попечительства из хороших, непьющих семей и помещаются в сиротские организации по надуманным основаниям (жилое помещение не отремонтировано, дом в ветхом состоянии, с печным отоплением, в холодильнике недостаточно продуктов, долги за ЖКУ, у родителей нет работы, беспорядок в квартире, заболевания родителей и т. п.).
А данный законопроект узаконивает эту порочную практику. Это разные стороны одного и того же явления: ювенального, которое стремится заглянуть в каждый дом и навести там порядок. Согласно законопроекту, патронат назначается добровольно только над теми семьями, которые сами написали заявления. При этом в законопроекте имеются положения, которые позволяют, в случае отказа от патроната, передать дело в суд с требованием о лишении родительских прав или их ограничении. Если оснований для лишения или ограничения родительских прав недостаточно, то суд устанавливает социальный патронат в принудительном порядке.
Понятно, что большинство родителей готовы будут подписать заявление об установлении социального патроната, лишь бы совсем не потерять ребенка.
Такое согласие нельзя считать добровольным, так как оно зиждется на кабальных условиях, а реабилитация, которую социальные органы производят в отношении детей, может быть назначена не только в семье, но и в социально-реабилитационном центре. По закону ребенка там могут держать полгода. Но практика такова, что срок пребывания увеличивается до года и больше. В общем, реабилитируют столько, сколько захотят. Фактически это разлучение детей с родителями без лишения родительских прав и без каких-либо законных оснований. Потому что отбирание детей из семей возможно только при непосредственной угрозе жизни или здоровью ребенка. Но эти нормы введены в закон об основах системы профилактики и правонарушений несовершеннолетних. Получается правовая коллизия (противоречие). Это травмирует и детей, и родителей. Вместо реабилитации получается страшное наказание. Больше всего, конечно, страдают дети, для которых родители, какие бы они ни были, самые лучшие на свете, и дети всегда хотят домой. 

Более того, в законопроекте указано, что социальный патронат может быть назначен и по заявлению ребёнка, достигшего десятилетнего возраста. То есть если ребёнку в определенном возрасте вдруг стали мешать родители, он может написать заявление в органы опеки и попечительства. В таком случае уже без согласия родителей над этой семьей назначается социальный патронат. И родителям даются предписания, как надо вести себя с ребенком, чтобы его права не были нарушены.

Родительская общественность протестует
– Получается, что если моя пятнадцатилетняя дочь захочет защитить свои либеральные права на свободу личной жизни и, допустим, откажется посещать общеобразовательную и музыкальную школу, я не смогу на нее повлиять без страха вмешательства опеки.

– Это палка о двух концах. С одной стороны, по уже действующим в нашей стране западным ювенальным лекалам систематическое непосещение ребенком занятий в школе, другой образовательной организации, врача и т. п., является признаком семейного неблагополучия и может повлечь меры государственного реагирования, вплоть до помещения ребенка на реабилитацию в социальный центр (то есть в приют). А с другой, родители лишаются рычагов влияния на своих детей. Они не имеют возможности их наказать или принудить. Это тоже может повлечь репрессивные меры со стороны государственных органов. Родительская общественность знает множество случаев, когда за удар ремнем в воспитательных целях родителей привлекали к уголовной ответственности, а детей изымали. Тем более что сейчас на защиту прав детей в нашей стране работает целая индустрия: детский «телефон доверия», школьные психологи, социальные работники, омбудсмены, педагоги, врачи, участковые и т. д. Все нацелены на выявление, причем раннее (я об этом уже говорила), семейного неблагополучия. За родителями строжайший надзор, и они заранее под подозрением. Ни о какой презумпции добросовестности или невиновности, установленной нашим законодательством, и речи нет. Родители виноваты в любом случае. Поэтому родительская общественность протестует. И в этой связи я хочу обратиться к югорчанам – высказывайте свою позицию. На сайте нашей организации – Ассоциации родительских комитетов и сообществ (www.arks-org.ru ) размещены образцы обращений против новых угроз семье, которые можно заполнить и отправить.
Есть надежда, что наш голос будет услышан. Поскольку, как я уже отметила, президент поддерживает, подчеркивает, что должно быть всенародное обсуждение всех законов, касающихся семьи. А социальный патронат, как было отмечено отдельно, возможен только при достижении согласия в обществе. Но получается, что законотворцы стремятся ввести эту норму втайне. Это полное неуважение и пренебрежение мнением народа и президента. И если мы будем молчать, это произойдет.
– Есть те, которые молчат не от незнания, а потому что полагают: с ними и их семьями подобного не произойдет.
– Это иллюзия. Нормы составлены так, что коснутся каждого. Повторюсь, они рассчитаны не на семьи, которые находятся в социально опасном положении (алкоголиков и наркоманов), а на все, особенно нуждающиеся семьи, в которых растут нормальные дети. Позиционируемый как система помощи семьям, законопроект на самом деле является инструментом необоснованно широкого вмешательства государства в дела семьи, и в итоге разрушения семей, увеличения количества социальных сирот (детей-сирот при живых родителях), отбирания детей, в том числе из-за бедности. 
Многие из тех, кто обращается в нашу ассоциацию, даже не понимают, что они стали жертвами ювенальной юстиции. Они недоумевают: за что у них, нормальных, непьющих людей, отобрали детей. Приходится разъяснять и помогать. У нас целый правовой центр работает на эти цели, и скажу вам: работы хватает. Сегодня многие их тех, кто когда-то пострадал, стали активными членами антиювенального движения. 

Астахов к родителям прислушивается
– Какую позицию занимает Комитет Госдумы по делам семьи, возглавляемый Еленой Мизулиной?

– Елена Мизулина позиционирует себя как человек православный и патриотический. Но при этом она всячески лоббировала законопроект о социальном патронате. Когда же президент публично «закрыл» этот вопрос, Мизулина внесла в Государственную думу аналогичный законопроект, но от своего собственного имени и от имени других-депутатов партии «Справедливая Россия». Можно создавать много шумихи вокруг положительных законодательных инициатив, которые вносит президент или другие депутаты и которые в любом случае будут приняты, как это было, например, с законопроектом о запрете гей-пропаганды среди несовершеннолетних. Я являюсь членом экспертного совета Комитета Государственной думы по вопросам семьи, женщин и детей, и в свое время мы довольно плотно работали. Но с тех пор, как социальный патронат стал так муссировано лоббироваться, мы потеряли общий язык. Это вопрос принципиальный, и мы не можем договориться. 
Более того, со стороны лоббистов ювенальной системы начались попытки создать свою «ручную» родительскую общественность, ассоциацию, своего рода симулятор, орган, который бы одобрял подобные инициативы.
Мы плотно работаем с уполномоченным при прензиденте РФ по правам ребенка. Я возглавляю совет по защите семьи и традиционных семейных ценностей, а также Комиссию по совершенствованию законодательства в сфере защиты семьи, материнства и детства Общественного совета при уполномоченном и вхожу в состав его Экспертного совета. Павел Астахов внимательно относится к тому, как родительская общественность оценивает те или иные инициативы, общественные явления. Его речь на форуме была достаточно показательна. 

Право родителей на воспитание
– Астахов заявил, что есть ряд законодательных инициатив, которые положат конец необоснованному вмешательству в семью. Что это за инициативы?

– Мы представили пакет законодательных актов, направленных на укрепление статуса семьи, ее защиту. Они предусматривают поправки в целый ряд законов, в том числе повышают ответственность органов опеки и попечительства за необоснованные действия и гарантируют, что ребенок может быть изъят из семьи только в случае явной и непосредственной угрозы его жизни или здоровью. Они упорядочивают возможности лишения родительских прав и их ограничения. Кроме того, важно, на мой взгляд, чтобы реабилитация детей не проходила с изъятием ребенка из семьи, пусть даже на время. При необходимости дети должны проходить её вместе с родителями, дома.
Плюс – положение о том, что родители должны иметь право воспитывать своих детей любыми законными методами, которые они считают правильными. Они должны иметь право ограничивать детей в их поступках, в тех духовно-нравственных, моральных нормах, которые присущи этой конкретной семье. Сегодня идет посягательство и в этой части. Часто признается нарушением прав детей, когда дети постятся или посещают богослужения. Или родители прививают детям те ценности, которые кому-то из опеки кажутся неправильными. 
Мы конкретно прописали, что включают в себя родительские права. Это право представлять законные интересы ребенка, определять его место жительства, охрану здоровья, образование ребенка и т. д. Сегодня родителей всё больше пытаются отстранить от этого процесса. Новые законы помогут укрепить статус семьи и родительскую власть над детьми. 
В защите нуждается и опека над детьми кровных родственников. Бывают случаи, когда при передаче ребенка в замещающую семью или при усыновлении наличие бабушек, дедушек и т. д. часто не учитывается. Они пытаются взять на себя заботу об этих детях, но по законодательству практически уравнены с чужими людьми. 

Кстати, Запад идет по пути нивелирования кровного родства, а некоторые Скандинавские страны уже заявили, что родственная связь не имеет значения, и законодательно ставят родных родителей наравне с приемными. 

С этим нельзя согласиться, кровное родство – очень важно. Неслучайно родителям и родным дарована любовь, которая дает право на особую защиту государством. Я рада, что Астахов сказал о пакете родительских инициатив, и надеюсь, что при поддержке общества мы сможем провести их через Госдуму и Совет Федерации. 

Дети нуждаются в общении
– Вы много заботитесь о детях. А сами какая мама?

– Надеюсь, что хорошая (улыбается). Я поздно стала мамой, моей дочке Иулии восемь лет. И слава Богу, что у меня есть такое счастье в жизни. А что касается воспитания, я сторонник добрых отношений с ребенком, но не вседозволенности. Если родитель хочет добиться послушания, нужно относиться с любовью и уважением к личности ребенка. Но ни в коем случае не потакать капризам. Стараюсь творчески донести дочке, почему «нельзя». Бывает трудно. Да и в целом при воспитании ребенка родителям нужно иметь большое терпение и много любви. Живя в Москве, в напряженном режиме, я очень понимаю ребенка, который нуждается в общении со своими родителями. Для меня главное – сохранять этот контакт, он закладывается глубоким участием в жизни друг друга. И желаю всем родителям терпения и мудрости. Храните своих детей.

Елена Потехина

Источник: http://ugra-news.ru

 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос нужен, чтобы убедиться, что вы не робот.
Image CAPTCHA
Все буквы строчные, цифр нет.